Сергей Калугин и группа Оргия Праведников: песни, тексты, аккорды, табы, видео, gtp...   orgius.ru - неофициальный сайт
Новости  |  Форум  |  Гостевая книга  |  Чат  |  Обратная связь  |  Ссылки  

   Mp3
   Аккорды
   Тексты песен
   Gtp
   Видео
   Обложки
   Анекдоты
   Интервью
   Рецензии
   Отчёты
   Статьи
   Пародии
   Словарь
   Истории
   Где купить
IRC канал
Сервер: irc.ircline.ru
Порт: 6667
Канал: #orgius
Рассылка Subscribe.ru
::::::::: :::::::::
Hyip и млм мониторинг dollarhyip.com. |

"Оргия праведников" расценивает искусство, как служение

         Есть люди, которые выпадают из дискурса лакированной современности. В общем потоке их можно отличить по нескольким ключевым позициям: вместо животных инстинктов - надличностные интересы, вместо социальной конкуренции - работа над собой, вместо успешности - отшельничество в миру, вместо "Кода да Винчи" - "Голем" Майринка. Они формулируют смыслы, воспринимают талант как поручение и очень часто ощущают собственную ненужность. За такие взаимоотношения с реальностью Сергея Калугина можно назвать маргиналом: он не дает интервью, не появляется на ТВ и спокойно ездит в метро. Причём это не расчётливая пиар-стратегия и не заявка на элитарность. Это сосредоточение. На себе и на музыке. Музыка отвечает ему взаимностью. У "Оргии праведников" эзотерика превращается в эротику, звуки - в эманации, а герменевтика приводит к пиковым переживаниям. Я в проигрыше: на серой газетной бумаге оценочные фразы типа "духовная сексуальность" или "аскетичное влечение" выглядят беспомощно, а тексты Калугина (без его голоса, без его музыки) - претенциозной игрой в бисер.

- Отвратительно, но сегодня Россия - основной рассадник попсы на постсоветском пространстве. В стилистику масс-культуры вы не вписываетесь, рок-музыка заражена попсой - тот же Б. Г. "опопсел". Как вы себя при этом чувствуете?

- Вопрос сам по себе странный - всё равно, как если бы вы спросили: все воруют, а почему вы не воруете? Я знаю, что занимаюсь делом, которое отвечает моим представлениям о том, чем надо заниматься на этой земле. И знаю, что в связи с совершенно уродским социальным устройством заниматься этим мне тяжело. Мы в "Оргии праведников" расцениваем искусство, как служение, и, собственно говоря, из этого всё исходит. Озадачивает единственное: то ли в силу грехопадения, то ли в силу личной линии КПД невысок, мы могли бы сделать намного лучше, больше и краше - я пишу всего третий альбом.

- А чем вас привлекает формат средневековья? Готика, величественность, строгость, структурированность?

- Почему у нас высокий штиль? Да потому как мир сегодня пропитан иронией, несерьёзным отношением к жизни. Любимая фразочка - не напрягай, то есть не заставляй думать. А между тем, функцией высокой культуры всегда было заставить человека думать. Стимулировать к тому, чтобы он стал ёмче, нежели был до контакта с произведением. Поэтому мы апеллируем к эстетике, в которой к культуре было серьёзное отношение. В средние века понимали, что это становой хребет аристократии, тот самый мёд, который приносят пчёлы общества. У нас же сейчас они приносят одни отходы. Что ж, значит, пчёлы такие. А мы просто- напросто живём в пространстве высокой культуры любых времён.

- А вы не обижаетесь, когда в рецензиях пишут, что ваша музыка - для подростков, которые находятся в поиске собственной идентичности? Понятно, что ваши тексты многослойны, но в первую очередь на них бросаются подростки.

- В православном учении, хотя догматически это никак не закреплено, бытует представление, что человека до 18 лет ведёт по жизни ангел, потом он его оставляет, и человек должен идти сам. После 18 лет начинается социализация, в смысле демонизация человека - он превращается в пустую креатуру, содержимое удаляется, остаётся скорлупа. А подростки живут в атмосфере ангельского присутствия, и у них контакт с небесами незамутнён. Поэтому они чрезвычайно чувствительны, они отличают добро от зла. Отсюда все протестные молодёжные движения: небесам сильно не нравится, что происходит на земле, и во многом это проявляется через подростков.

- Но по Юнгу социализация - приобретение маски (персоны) так же необходима.

- Я вижу, что люди исчерпываются этой персоной, благополучно останавливают поиск и превращаются в роботов. Огромному количеству взрослых людей на самом деле по 12-13 лет.

- А если такому человеку попадутся ваши песни?

- Либо он проскочит мимо, либо воспримет их раздражённо, как напоминание о чём-то. Дремлет же в людях воспоминание о том, как всё должно быть. Но у них, как говорит Пелевин, цинковые гробы с жизненным опытом. И вот смотрят они на нас с высоты пирамиды цинковых гробов, мол, искать смысл жизни - это для детей.
Но я не могу пропустить вашу фразу об "опопсении" Б. Г. Не вижу я никакого "опопсения": какой был, такой Б. Г. и есть. Он - ищущий человек.

- Мне кажется, ему вообще надо прекратить заниматься музыкой...

- Не думаю. Другой вопрос, что в какой-то момент он забил на музыку, как таковую: придумал несколько стандартов и, как акын, эти стандарты напевает и напевает. Но от этого магии в его творчестве ничуть не меньше.

- Вы ставите его так высоко?

- Как-то на вопрос, кто лучшие поэты России, Б. Г. ответил: Пушкин, ну и я. Я согласен. Это единственные два человека, которые за всю историю русской культуры транслировали некое солнечное, ангелическое начало. Все остальные - кшатрии, рвутся от земли к небу, а эти два пассажира с небес на землю бросают кристаллы знания. Кастово они находятся выше нас.

- Вы в Крыму пели?

- В Коктебеле выступал. Третий год езжу на фестиваль археологии в Севастополь - пою на развалинах Херсонеса.

- Если вы православный, почему у вас в песнях так часто тема смерти встречается?

- Главная тема для православного человека - это смерть. Римляне же называли христиан танатофилами - влюблёнными в смерть. Подлинная жизнь лежит через врата смерти. Схимники (высшая степень монашества) - это же живые мертвецы. Они умерли уже при жизни. И будучи мёртвым, продолжают жить в этом теле и проводить сюда токи иного мира. Я хочу написать песню "Ночь живых мертвецов" - о том, что душа не умирает.

- Вас можно назвать "умным" музыкантом: вы очень начитанный, в текстах информация в каждой строке. Скажите, это получается органично или же вы специально пытаетесь их напичкать?

- О, боже, да это же просто гумус, без него нельзя. Для поэтического творчества нужен огромный объём хаотических знаний. И благодаря комбинациям, которые вольным образом внутри этого заключаются, случаются песни.

- То есть у вас в текстах сплошные интертексты?

- Не только у меня, у любого поэта. Откуда взялось именно это слово - да, может, он прочитал его в 12 лет, листая книгу "Печное дело". Ты не можешь просто взять и писать от балды, с нуля, - будет пошлость, банальность. Тебе нужно проработать огромное количество музыкального материала, освоить правила этой игры. Искусство - это же набор правил и ограничений, нельзя делать всё, что хочешь.

- Я думала, наоборот!

- Тогда это будет не искусство, а хаос.

- Есть много замечательных художников, которые не учились в худучилище и не читали книжек.

- Может ли человек сколотить табуретку, не умея строгать? Когда человек ничего не знает, он пишет: "Наша родина прекрасна и цветёт, как маков цвет". Вот это, как говорится, от сохи. Всё, что читал этот человек, - журнал "Крокодил". Для того, чтобы выразить эту на самом деле правильную мысль, у него нет понятийного аппарата.

- Для вас творчество - служение, а удовольствие вторично?

- Мы не живём понятиями удовольствие/неудовольствие, но у нас есть свои награды. Награда - это момент, когда в наши действия вмешивается нечто превосходящее нас и открывает горизонты. В этот момент мы, как правило, начинаем орать - идёт невозможный поток энергии, и аккорд вдруг становится на своё место. Вот, собственно, момент экстаза, всё остальное - тяжёлый труд.

- Ваши тексты попадались на глаза священникам?

- Да, священники и богословы воспринимают мои тексты наиболее адекватно.

- А ещё кто?

- Существуют разные уровни понимания. Есть понимание эрудитов - они читают интертексты. Но это периферия - приятно, когда человек воспринимает в тексте всю игру смыслов, философий, отсылок к той или иной эпохе, музыкальную игру, но задача в другом. Честно говоря, я даже не знаю, существуют ли люди, которые просекут все уровни смыслов. Я того же Пелевина читаю - понимаю процентов 90.

Кстати
         При общении с фронтменом группы, музыкантом и поэтом Сергеем Калугиным, чувствуется несоответствие: времени и, возможно, пространства. Похоже, дело в контексте. В Москве вот уже лет десять существует одна весьма причудливая тусовка интеллектуалов, объединённая под "омофором" философско-эзотерического альманаха "Волшебная Гора". Сергей в ней личность не просто культовая, но легендарная медиум, посредник с иными стихиями. Сами участники этого сообщества называют себя "традиционалистами", последователями учения французского философа Рене Генона. В этом сообществе у каждого своё амплуа: Артур Медведев издатель и главный редактор альманаха "Волшебная Гора", медиатор и модератор контекста, Роман Багдасаров исследователь средневековой и народной традиционной культуры, автор исследований по русской религиозной живописи и книги "Отверженный символ" (о свастике), Виктория Ванюшкина переводчик текстов ещё одного "столпа" традиционализма итальянского политического теоретика Юлиуса Эволы, "главные" по политической философии Андрей Окара и Виталий Аверьянов, "главный" по исламской эзотерике Али Тургиев. Главная Муза всего этого собрания эссеист Мария Мамыко. Определённый импульс этому сообществу в своё время придали знаток европейской алхимии Евгений Головин, переводчик французской литературы Юрий Стефанов (ныне покойный) и исламский мистик Гейдар Джемаль.
         Понятно, что, имея таких друзей, Сергей Калугин не мог не стать мистически углублённым, практически ни на кого не похожим в русской рок-культуре миннезингером. По мнению Андрея Окары, "Оргия праведников" это та часть русского рока, которая в наибольшей степени является продолжательницей эстетики Серебряного века (наряду с Борисом Гребенщиковым, Александром Башлачёвым, Ольгой Арефьевой, Константином Кинчевым). Хотя для Калугина важна гармония всех уровней бытия вплоть до Космоса, но всё же главное собственные тексты. Для него рок-музыка не просто направление в искусстве, это образ мысли, путь постижения бытия. Но в первую очередь рок-музыка это технология преображения: от смерти к воскрешению. Не случайно, видимо, его самый первый альбом имел название "Nigredo" (1994) так в алхимии называется "работа в чёрном" символическая смерть, первая стадия мистического процесса, результатом которого должно стать полное перерождение души и появление "духовного золота".


- Кстати, как вы относитесь к Виктору Пелевину?

- С восторгом. "Чапаев и Пустота" - супершедевр. Все ждут, когда же он его повторит. Пелевин придумал название для того, что он пишет - турбореализм. А Владимир Сорокин - это скорее медиум, он воспроизводит шуршание придонных слоёв ада. Я не вижу в этом искусства. Я не вижу в этом любви. А без любви нет искусства.

- Многие вас называют Арефьевой в брюках.

- С Ольгой Арефьевой (группа "Ковчег" - Ю. В.) мы отличаемся одним очень существенным обстоятельством - я всерьёз занимаюсь музыкой. Без сомнения, у Ольги фантастический голос. Но, к сожалению, это единственное профессиональное качество. Всё остальное носит оттенок хипповой любительщины, и она категорически не хочет ничего менять.

- Слушая ваши тексты, невольно складывается ощущение, что они из разряда "не для всех". А вот если бы вы вдруг стали безумно популярными, как бы вы себя чувствовали?

- Мы к этому стремимся.

- Но вы же представляете элитарную культуру?

- Я рок-музыкой занимаюсь, а она предназначена для тысячных стадионов. Мы, кстати, как-то играли для 13-тысячной аудитории.

- И как вам?

- Понравилось - наш размерчик.

- А им?

- Их это озадачило. Существует такое деление: непонятно о понятном - так пишут дураки. Непонятно о непонятном - это период нашего первого альбома "Nigredo", затем понятно о понятном - с этим понятно. И, наконец, самые крутые пишут понятно о непонятном - мы к этому уровню приближаемся. Наша задача - обрести ясность, не теряя сложности. Пока мы существуем как некий элитарный проект, считаем, что эта задача не выполнена.

- А как вы собираетесь из элитарного проекта превратиться в массовый?

- А никак не собираемся. Мы просто занимаемся своим делом. Если ещё и популярность приложится - хорошо. Никто не вкладывает деньги в серьёзные проекты - продюсеры предпочитают действовать малой кровью: зарабатывать на пустышках, которые не будут предъявлять претензий.

- Интересно, кем бы вы были, если бы жили в средние века?

- Пел бы песни при дворе какого-нибудь герцога. Или рыцарем был бы. Или монахом.

Беседовала Юлия Вербицкая, газета "Крымская правда" №100
Источник: http://www.kp.crimea.ua/

<< К списку интервью /\  Наверх  /\ Обсудить на форуме >>
  Copyright © 2004-2008.
  All rights reserved.
Rambler's Top